Gotthard. Швейцарская рок-группа

Увлекательная беседа с «единственным и неповторимым» Стивом Ли...

Телефонный разговор: Steve с Headbanger.ru


“Domino Effect” является вашим восьмым студийным альбомом...

(Перебивая). Он вам понравился?


Да, это отличный альбом. Мы были в восторге от его предшественника “Lipservice”, но этот тоже весьма хорош.

Большое спасибо! Мы вложили в этот альбом всю свою душу и сердце, и поэтому нам всегда очень приятно слышать, что людям он нравится. У меня возникает ощущение, что он идеально подходит для многих российских поклонников хард-рока. На него пишут отличные рецензии, мы получаем из России множество восторженных писем по электронной почте и с нетерпением ждем возможости выступить у вас еще раз.


Но как вам за все эти годы удается удерживаться от того, чтобы написание песен не превратилось в рутину? Что вы предпринимаете, чтобы совместная работа в группе была вам по-прежнему интересна и увлекательна?

Думаю, нам удается всего этого избежать потому, что в основе нашей группы всегда лежали дружба, взаимное уважение и желание добиться наилучшего результата. Именно это является целью любой нашей пластинки. Чтобы добиться наилучшего звучания каждого альбома, мы экспериментируем с различными музыкальными “ингредиентами”, давайте назовем их так, и до тех пор, пока у тебя в голове есть свежие идеи, и ты получаешь удовольствие от музыки, у тебя не будет проблем с вдохновением. Поэтому мы стараемся, не теряя собственного “я”, по возможности максимально экспериментировать в рамках жанра. Почти все мы, не считая Фредди (Фредди Шерера - гитариста), играем вместе уже около 16 лет, что немало для рок-группы, и мы всегда старались, чтобы наш следующий альбом был лучше предыдущего. Вдохноение – оно ведь повсюду, только нужно быть достаточно открытым, чтобы суметь его почувствовать.


Лично для нас главным отличием между “Lipservice” и “Domino Effect” стали тексты. На “Lipservice” было больше оптимистических песен, в то время как на “Domino Effect” большая часть песен посвящена теме одиночества и разрыва отношений. Что вдохновило тебя на написание подобных текстов?

С каждым днем мир все больше сходит с ума. Включая новости, мы слышим только о бомбах и всевозможных проблемах. “Lipservice” был написан в такое же нездоровое время, но в этот раз нам также пришлоcь пройти через не самый простой период в личных отношениях. Когда ты пишешь тексты, они всегда отражают твое внутреннее состояние на данный момент времени. Не бывает такого, что ты просыпаешься утром, и думаешь: “А сейчас я напишу веселую песню” или “Сейчас я напишу печальную песню”. Далеко не каждая наша песня написана о реальных людях или несет в себе какой-то глубокий смысл – все они отражают наше состояние на данный момент времени. Музыкант - словно художник: ты начинаешь писать картину, но как она будет выглядеть, ты узнаешь только тогда, когда ее закончишь. Так что это очень увлекательно: ты работаешь, стараешься изо всех сил, и конечный результат подчас удивляет тебя самого. Но, к счастью, у нас до сих пор получаются и такие веселые, радостные вещи, как “Come Alive”.


На вашем предыдущем альбоме к написанию песен было привлечено много людей “со стороны”. В этот раз вы также прибегали к услугам приглашенных авторов, или же писали все самостоятельно?

В этот раз у нас почти такой же состав “гостей”, как и на “Lipservice”. Нам снова помогали два шведа – Фредрик Томандер и Андерс Викстроем, и мы отались очень довольны. Они предложили нескольо идей, риффов и небольших фрагментов песен для нового альбома. Разница заключалась только в том, что если в прошлый раз мы с Лео ездили в Швецию, то в этот раз они приехали к нам в Швейцарию. Мне кажется, что на “Lipservice” у нас сложился замечательный альянс, и на “Domino Effect” мы только его повторили. А больше никто в записи не участвовал.


Над этим альбомом вы снова работали с продюсером Роландом Прентом. Насколько велико его влияние на музыку Gotthard?

Мы впервые узнали о нем четыре года назад, когда услышали альбом, который он продюсировал, и подумали: “Ого! Какой звук! Мы тоже хотим такого!”. И мы с ним связались... Тогда, как и на нашем последнем альбоме, мы хотели добиться великолепного звучания, хотели, чтобы он звучал современно, но не удалялся от рок-корней. В чересчур современном звучании подчас бывает меньше бас-бочки и меньше драйва, но Роланд – мастер своего дела, и ему удалось найти золотую середину, он сумел сделать так, что мы звучим, как рок-группа 1980-х, но с современными элементами, что не так-то просто. К тому же с ним очень приятно работать, он отличный парень и не бросает слов на ветер. (Смеется).


Одной из лучших песен на альбоме является “The Oscar Goes To…”. Что за история лежит в ее основе?

Это очень забавная песня, она не несет в себе совершенно никакого негатива. Это история о парне, который очень переживает, что его девушка с ним неискренна, и что она лишь играет в отношения. А смысл этой песни таков: если ты действительно любишь, покажи это, дай волю эмоциям, если же нет, то ты, наверное, очень хорошая актриса, и ты заслуживаешь “Оскара”, потому что ты лжешь, а я даже не могу заметить разницы между правдой и ложью. Эта песня – всего-навсего забавный спооб сказать: не лги мне!


Некоторые версии альбома также содержат бонус-трек под названием “Superman”. О чем эта песня?

О, “Superman” - это еще одна забавная песня. Она о парне, на которого все сваливали свои беды, все нуждались в его помощи, и считали, что он может решить абсолютно все их проблемы. Все мы порой проходим через подобное. Некоторые люди почему-то считают, что ты можешь решить все проблемы и исправить любую ситуацию. И иногда хочется ответить таким людям: “Я не супермен, и я не могу сделать то-то или то-то, это только в твоей власти, и я не могу ответить на все твои вопросы, потому что я всего лишь обычный человек”. Эта песня — шуточый способ сказать: “Отстаньте от меня, у меня есть свои проблемы, которые мне нужно решать”. Иногда бывает просто необходимо это сказать, по крайней мере, некоторым. (Смеется).


Раз уж ты упомянул в своих текстах “Оскара” и Супермена, скажи — ты киноман?

Пожалуй, да. Должен сказать, что среди фильмов очень много хлама, но иногда просто хочется отдохнуть от каждодневных стрессов. Швейцария – довольно дорогая страна, и порой когда ты приезжаешь из турне и видишь все счета, которые тебе надо оплатить, то лучшее, что ты можешь в этот момент сделать, это включить DVD или пойти в кино. Это то же самое, что наш концерт для других людей – они приходят туда, чобы забыть о своих проблемах, и получить два часа удовольствия от рок-н-ролла. Вот что такое для меня рок-н-ролл.


А теперь не расскажешь поподробнее о вашем новом видео на песню “The Call”? Говорят, оно очень необычное — так в чем же его принципиальное отличие?

Это было очередное наше приключение – мы ведь не “видео”-группа, мы не те, кто не сходит с ротации на MTV или Viva. Мы всегда старались сфокусироваться на музыке, а не на визуальной стороне нашего творчества, потому что хорошие клипы стоят очень дорого, а у нас нет таких денег. Мы не хотим тратить миллион долларов на съемки клипа, который, возможно, покажут по телевидению всего пару раз. Но в этот раз мы хотели сделать нечто, что шокировао бы людей, и в качестве метафоры мы использовали образ девушки, поедающей сердце. Многие действительно были шокированы, особенно здесь, в Швейцарии, но это и хорошо, потому что о нас стали говорить. Если ты хочешь шокировать людей, в твоем клипе должно пролиться немного крови, в этом нет ничего особенного, многие используют этот прием. Но во всем этом нет никакого негатива, этот клип вовсе не ставит своей целью свести всех зрителей с ума, и заставить их есть друг друга. Мы вовсе не хотим пропагадировать каннибализм! (Дружный смех). Это просто метафора, которой мы хотели показать, как обманщица разбила сердце несчастного парня по имени Стив. (Смеется)


А теперь самое время поинтересоваться, почему вы назвали ваш новый альбом “Domino Effect” – какой смысл вы вкладываете в это название? Вы действительно считаете, что абсолютно все, что делает человек, может оказать в будущем огромное влияние на его жизнь и на жизнь окружающих?

Да, безусловно! Я считаю, что все в нашей жизни взаимосвязано. Конечно, “Domino Effect” можно интерпретировать по-разному, ведь эффект может быть как позитивный, так и негативный. И если мы взглянем на нашу окружающую среду, на весь тот вред, который мы принесли Матери-Земле своими войнами, различного рода загрязнениями и прочими негативными воздействиями, то мы увидим, что все очень взаимосвязано, и одно зло несет за собой другое. Но мы хотели отразить “принцип домино” и в позитивном плане — чтобы послушав первую песню, вам захотелось прослушать весь альбом, потому что одна песня связана с другой, как фишки домино. Именно в этом заключалась наша идея воплощения принципа домино, но каждый волен интерпретировать его по-своему. Можно еще так: за одной кружкой пива неминуемо следует другая! (Дружный хохот).


У всех альбомов Gotthard очень запоминающиеся обложки, однажды увидев которые, потом долго их не забудешь. Не расскажешь в двух словах, как вы выбираете оформление ваших альбомов, кто придумывает идеи обложек, и сколько вариантов каждой обложки у вас обычно бывает?

Честно говоря, оформление альбомов всегда было для нас самым больным местом. Но, мне кажеся, это лучше, чем когда у группы великолепные обложки, но совешенно нет хороших песен. Над своими дисками мы обычно работаем с немецким художником-графиком Мартином Хауслером. Он делает прекрасные обложки, и него всегда полно идей. В этот раз нам хотелось испльзовать в оформлении альбома домино, у нас было множество самых разных идей, одни совсем сумасшедшие, другие попроще, но чаще всего все в итоге сводится к довольно простым решениям. И так в итоговом варианте на обложке оказался наш логотип в виде буквы G, своего рода торговая марка группы. Мы просто взяли свой логотип и сделали его более современным. На самом деле, обложка диска не сильно связна с его названием, просто нам очень понравился ее дизайн, и наш логотип очень здорово смотрится на афишах. Он очень броский, и я считаю, что Мартин в очередной раз отлично справился с поставленной задачей. Ему всегда в голову приходят великолепные идеи.

Мы просмотрели список вашего мерчендайзинга, и были приятно удивлены разнообразием представленных его вариантов — мы нашли фирменые часы Gotthard и даже кроссовки Gotthard. Есть ли у представленных товаров какие-либо еще отличительные черты, кроме логотипа группы? И что пользуется наибольшим спросом среди фэнов, кроме футболок, конечно?

Это зависит от страны. Например, с этими кроссовками была такая история: они быи выпущены швейцарской обувной фабрикой Kuenzli, это что-то типа местных Adidas или Puma. Они выпускают кроссовки, которые у нас очень популярны. Они захотели быть нашими спонсорами и выпустили партию кроссовок с нашей эмблемой. Но поскольку эта фабрика не слишком хорошо известна за пределами Швейцарии, то и уровень продаж в Швейцарии гораздо выше чем, скажем, в Германии, Италии или Испании. Так что это всегда зависит от страны. В некоторых странах, например, в Германии, лучше всего продаются футболки и бейсболки. А выбор других стран может быть и вовсе забавным – например, в Англии наибольшим спросом пользуются подносы для чая или кофе. Также многое зависит от времени года — в теплое время люди чаще покупают обычные футболки, когда же холодно, спросом пользуются утеплённые варианты. Так что очень непросто сказать, что же конкретно пользуется наибольшим спросом. Но, конечно же, больше всего фэны покупают именно футболки, потому что это для них лучшая память о концерте, ведь на них напечатана и дата концерта, так что они уже никогда не забудут, когда именно видели нас на сцене.


Раз уж мы заговорили о визуальнй стороне Gotthard, давай вернемся к вашему прошлогоднему DVD “Made In Switzerland”. Многие группы сегодня для концертных DVD используют записи с нескольких различных концертов, вы же сняли всего одно-единственное шоу...

(Смеётся). Да, нам и самим было страшновато. Дело в том, что сама идея этого DVD появилась во время нашего турне по Германии и Швейцарии. Нам предстояло выступить на площадке вместимостью 10 или 15 тысяч человек, и я подумал, что было бы здорово записать этот концерт хотя бы одной камерой, чтобы у нас остался хоть какой-то материал от концерта на такой большой площадке. Ведь нечасто случается (особенно здесь, в Швейцарии), что таким группам, как наша, удаётся собрать столько народа, сколько вмещает этот “Hallenstadion”. Более того, это был не единственный наш концерт в Швейцарии, так что никто не был уверен, что стадион будет полностью заполнен. Но потом наш менеджмент сказал, что было бы здорово сделать все официально, аписать концерт, и если качество записи будет хорошим, выпустить официальный концертник. Вот так это все и произошло. Все были рады, все были довольны, все было хорошо – и наши ощущения на сцене, и качество съемки, так что в результате нам осталось только подкорректировать пару моментов, но не принципиально, так что во время концерта вы можете услышать и наши ошибки. Мы только вырезали пару фраз, сказанных на швейцарском немецком, и еще пару моментов, во всем же остальном это абсолютно настоящий, честный концертник, демонстрирующий то, что мы всегда декларировали: мы – концертная группа. Коцерты – наилучший способ промоушена группы, наилучший путь раскрутки за пределами Швейцарии. Немногие группы, играющие подобную музыку, могут собрать такие стадионы, так что мы очень этим гордимся.


Одним из моментов, который нас очень удивил на этом DVD, стала твоя барабанная дуэль с Хеной Хабергером. Когда и как ты научился играть на ударных? Играл ли ты где-то на ударных до Gotthard?

Я был ударником много лет. Я освоил клавишные, когда был еще совсем ребенком, но потом понял, что моей настоящей страстью являются ударные. Начал играть на них, хотел стать самым лучшим ударником в мире. В то время я играл в группе, которая называлась ForSale, и у нас произошел очень серьезный конфликт. Дело было в том, что нам представилась возможность разогревать Marillion, но за несколько дней до концерта наш вокалист заявил, что больше не хочет петь, так что за микрофонную стойку пришлось встать мне. А потом все начали говорить: Стив, ты хороший ударник, но тебе нужно петь!”. И с тех пор я пою. Иногда я скучаю по ударным, и я подумал, что раз ж я умею играть на них, то было бы неразумно это не демонстрировать. К сожалению, не всегда бывает возможность играть такие концерты, потому что это не так просто технически. Но когда мне только представляется подобная возможность, я с огромным удовольствием демонстрирую всем, что я не только вокалист. Группа мной гордится, и, мне кажется, шоу получатся еще более интересным.


Этот DVD посвящен памяти Коррадо Каварра. Кто это такой? И какую роль он сыграл в истории Gotthard?

Это наш большой друг, который три года назад умер от рака. Он был нашим первым роуди, он был с нами с самого начала. Он был замечательным и порой забавным парнем, который во время турне мог развеселить абсолютно всю гастрольную команду. Он был своего рода начальник всех роуди. Было очень тяжело знать, что у него такой страшный диагноз, тяжело видеть, как он медленно умирает, а ты ничего не можешь сделать, а можешь только сидеть и ждать, когда он умрет. Это все было очень тяжело, и мы хотели посвятить этот альбом ему, потому что он в течение многих лет прекрасно справлялся со своей работой, и он до сих пор живет в наших сердцах.


Многие музыканты включают в свои DVD закулисные съёмки, где они напиваются и устраивают дикие вечеринки. (Стив разражается хохотом). Честно говоря, нам не нравятся подобные вещи, и мы были очень рады, что ваш DVD приятно выделяется из этого ряда. Но все-таки, как музыканты Gotthard проводят свое свободное время после концертов и во время переездов?

Главная проблема в том, что многие люди думают: “Таких рок-групп, как Gotthard, очень мало — они не пьют, не курят, не принимают наркотиков”. Наш наркотик – это музыка. Но, конечно же, мы отдыхаем и веселимся, как и все остальные люди. Просто, наверное, тот, кто снимал эти закулисные эпизоды, был слишком пьян, чтобы снять, как мы веселимся. (Дружный смех). А если серьезно, мне кажется, что эта запись дает очень честное представление о нас — зритель видит, что можно замечательно проводить время, и не напиваясь “в ноль” каждый вечер. Возможно, мы самая правильная рок-группа в мире! (Хохочет). Но, как я уже говорил, время от времени мы тоже отрываемся. Просто есть такие вещи, которые лучше не показывать на DVD, потому что это слишком опасно! (Дружный смех).


В октябре прошлого года вы ездили в турне по Латинской Америке совместно со Stratovarius, Nevermore и Saxon. Но ведь ваши аудитории довольно сильно отличаются. Как прошло это турне? И как вам понравилось выступать в столь “тяжелой” компании?

Хороший вопрос. Бывает так, что твоя музыка не вполне подходит для того или иного фестиваля, но иногда это идет только на пользу, потому что мы вносим живую струю. Людям нравится слушать музыку, которая немного отличается от хэдлайнеров. К тому же, не так просто найти группу, которая по звучанию была бы похожа на нас, хотя мы ничего и не изобретали, и наши корни лежат в 1970-х и 1980-х. Но, мне кажется, не столь важно, насколько эта музыка старомодна или современна, главное — что она идет из сердца, и именно это её главное составляющее. Люди чувствуют, что мы не просто слепо следуем моде, они чувствуют, что музыка настоящая. И когда мы едем на какой-нибудь металлический фестиваль, где играет много похожих друг на друга групп, мы всегда этому рады, потому что люди сразу замечают, когда на сцене появляется что-то непохожее. Многие фэны хэви-метала любят классический рок, но у них просто не было возможности услышать его “вживую”, они слушали его только на дисках, а это совершенно другое. Всегда приятно следить за реакцией людей – некоторым нравится наша музыка, некоторым нет, это все дело вкуса, к счастью, у всех нас разные вкусы. Но чаще всего мы замечаем на подобных фестиваях, что люди очень хорошо воспринимают наше творчество.


А что лично ты думаешь об экстремальном метале? Будучи подписанным на Nuclear Blast, ты наверняка имел возможность ознакомиться с творчеством многих экстремальных групп, которые они выпускают...

Это было проблемой только в самом начале, когда многие считали, что Nuclear Blast - не лучший выбор для Gotthard, потому что теперь нас будут ассоциировать с очень тяжелыми группами. Но, мне кажется, это был определенный шанс и для Nuclear Blast, потому что они таким образом хотели расширить свой рынок и стилистический диапазон представляемых групп. Они хотели продемонстрировать, что могут работать не только с такими группами, как Candlemass или Dimmu Borgir. И сейчас, когда у нас на Nuclear Blast вышел уже второй альбом (или даже третий, если считать концертник), я могу с уверенностью сказать, что это была взаимовыгодная сделка. Они открыли для нас множетво дверей, которые были для нас закрыты во время работы с BMG. Просто для таких мэйджоров, как BMG, ты всего лишь один из пунктов списка их исполнителей. Поэтому в некторых странах мы выступали с большим успехом, в других же у нас даже не было возможности выступить, потому что никто не делал ровным счетом ничего для того, чтобы нас там узнали. Так что сотрудничество с Nuclear Blast стало в итоге выигрышным для обеих сторон.


Мы слышали, что в 2005 ты образовал совместный проект с Марком Стораче из Krokus. Вы записали попурри из песен Queen и даже отыграли один концерт в Лондоне. Не расскажешь об этом проекте поподробнее?

Это не проект, эта запись была сделана для очень крупного швейцарского телешоу. Ребята с шоу попросили меня, Марка и девушку по имени Гиги Мото сделать попурри из песен Queen, и мы согласились. Мне нравится заниматься подобными вещами, потому что я получаю огромное удовольствие от работы с другими людьми, но эта работа никогда не издавалась и уж тем более не была самостоятельным проектом, это была лишь одноразовая акция. Мне очень понравилось работать с Марком, которого я считаю замечательным вокалистом и хорошим другом.


Ты никогда не думал о записи сольного альбома? Или же тебе удается полностью самореализовываться в Gotthard?

Не могу сказать, что я реализую здесь абслютно все свои идеи. В моем “кармане” уже накопилось достаточно материала, чтобы в один прекрасный день выпустить сольный альбом. Но с другой строны, мне очень нравится работать с Лео и остальными, с ними я могу реализовать большую часть своих идей, того, что мне хотелось бы сыграть и спеть. Так что выпускать сольник для меня не имеет особого смысла, потому что его звучание было бы во многом похоже на Gotthard. К тому же, сейчас еще и не очень подходящий для этого момент, потому что на карте мира осталось еще множество “непокорённых” мест, и у нас очень плотный концертый график. Но никогда не говори никогда, и однажды я, возможно, его и выпущу, если подберу для этого подходящий момент.


В буклете “Made In Switzerland” мы наткнулись на следующую фразу — “Gotthard пользуется поддержкой компаний Harley Davidson и British Airways”. Какого рода поддержку оказывают вам British Airways? И относительно Harley Davidson – вы являетесь поклонниками мотоциклов? Они в качестве поддержки снабжают вас бесплатными “Харлеями”?

(Смеётся). Многие швейцарские фабрики и брэнды не любят рок-музыку, поэтому здорово, что иногда нас спонсируют из-за границы. Это просто замечательно! Например, нам предлагают множество концертов, в этом году мы поедем в турне по Японии, да вы и сами можете посмотреть расписание на нашем сайте, и это еще далеко не все, а только подтвержденные концерты. В это турне нам нужно будет взять с собой 10 или 12 человек, и покупать им всем билеты было бы слишком дорого, и поэтому очень здорово иметь такого спонсора, как British Airways. А что касается Harley Davidson – разве существует лучший способ рекламы отличных мотциклов, чем поддержка отличной рок-группы? Уже второй год мы имем возможность ездить на мотоциклах Harley Davidson, и это просто здорово!


Как ты считаешь, ваше происхождение, то есть тот факт, что группа родом из Швейцарии, оказывает какое-то влияние на вашу музыку? И была бы она другой, родись вы в Германии или Америке?

Изменились бы источники нашего вдохновения. Возможно, если бы я вырос в Америке, я писал бы совершенно другие тексты. Но ведь именно это и отличает нас от остальных. Ведь многие даже не представляют, что кто-то в Швейцарии может играть рок, потому что эта страна в первую очередь известна благодаря своему сыру, шоколаду и подобным вещам, но уж никак не рок-музыке. Очень немногим группам, таким, как например, Krokus, удалось добиться известнсти за передлами Швейцарии. Но, тем не менее, у нас очень много молодых рок-музыкантов и рок-групп. Конечно, стать известными за пределами Швейцарии и зарабатывать музыкой на жизнь очень трудно. Большинство музыкантов имеют так называемую “постоянную” работу, а музыкой занимаются в качестве хобби. А это непросто, потому что ты должен быть абсолютно уверен в том, что делаешь все правильно, и что ты обладаешь всеми необходимыми качествами и волей для того, чтобы все выдержать, и это еще одна причина, по которой мы очень гордимся тем, что спустя 16 лет мы все еще вместе и все еще играем.


За всю вашу длинную историю у вас еще не было ни одного провального альбома, как в творческом, так и в коммерческом плане. Как вам это удается?


Конечно, многие альбомы мы бы сегодня записали по-другому, но все это приходит с опытом. У человека всегда есть возможность оглянуться назад, и, возможно, ему захочется что-то поменять. Но ведь каждому альбому нужен предшественник, чтобы было с чем сравнивать и стараться делать каждый новый альбом интереснее предыдущего.


Вопросы задавали Роман “Maniac” Патрашов, Виктория “Ewigkeit” Багаутдинова.
Перевод с английского – Наталья “Snakeheart” Хорина
21 июня 2007 г.
(c) HeadBanger.ru